alisterorm

Categories:

Строева Л. Государство исмаилитов в Иране XI-XIII века.

Государство исмаилитов в Иране в XI-XIII вв. [Текст]. - Москва : Наука, 1978. - 274 с.

   <!--  /* Style Definitions */  p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman";} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm; mso-header-margin:36.0pt; mso-footer-margin:36.0pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} -->    

…Пожалуй, не стоит тратить время благодарного читателя и описывать, чем же так знамениты так называемые «ассасины» Ближнего Востока. Этот образ давно ушёл в масскульт, и даже тот, кто особо не сведущ в истории Средних веков, может припомнить убийства, совершённые фанатичными федаями, осаду крепости Масиаф и прыжки со скал по единому движению мизинца Старца Горы, романтический образ неприступного Аламута и пышных садов посреди пустыни… Однако в мусульманской традиции они известны под другим прозванием – исма’илиты, и были они вполне конкретной мусульманской сектой.

Другой вопрос, что же это было за общество на самом деле, ведь государственная общность исмаилитов, которая просуществовала две сотни лет, и, вероятно, жила бы и дальше, если бы не чрезмерные усилия Хулагу-хана. Как жило, чем держалось государство, во главе которого стояли мусульманские сектанты, причём радикального толка?

Сама же секта исма'илитов имеет длинную историю, со времён Омеййадов, когда ши’итские проповедники бросали вызов придворному исламу роскошного дворца «неправедных халифов». Они отпочковались от ши’итов, когда признали отстранённого имама Исма’ила ибн Джа’фара истинным наследником Али, а его потомков – настоящими «скрытыми имамами». Одна их ветвь весьма преуспевающе чувствовала себя при дворце египетских Фатимидов, другая же существовала в Иране, на территориях, которые постоянно переходили из рук в руки различным политическим группировкам, и это отражалось на их существовании, особенно при Сельджуках, которые с особым рвением преследовали еретиков. Однако они вскоре собрались вокруг нового, харизматичного лидера, Хасана ибн Саббаха ал-Химийари из Куфы, в 1090 году хитростью овладевший неприступной крепостью Аламут. Позже власть исма’илитов распространилась на соседние поселения и крепости, кои они брали силой, и их государство заняло немалую, хоть и лоскутную, территорию на севере Ирана, между Эльбурсом и Загросом. Что же это за государство, как оно было организовано?

Логично искать ответы в специальных работах, их, конечно, на русском языке немного. Поэтому я взял книгу питерского востоковеда Людмилы Строевой (1910-1993), опубликованную в 1978 г., и представлявшую собой плод многолетних трудов по изучению государства исма’илитов. Каково же было моё удивление, когда я понял, что после прочтения этой книги знаю об этом государстве примерно столько же, сколько знал до этого. По сути, конечно.

Дело в том, что Строева исследует это государство только с одной точки зрения – революционной. Да, для неё исма’илиты – это полный аналог революционеров более позднего времени, соратники Марата и Тельмана. Следовательно, изучать их надо по тем же принципам. Есть классовый слой, находящийся в угнетении, и есть эксплуататоры, в данном случае – сельджуки. Есть прогрессивные слои общества, которые бросают вызов классовой несправедливости, преследуя интересы религиозно окрашенного социализма, и поднимают бунт, на уровне булыжника и идеологической борьбы за свою «партию». 

Следовательно, образу исма’илитов у автора не хватает только пионерских галстуков, а так их положительность и прогрессивность сделала бы честь даже ВКПб. Кажется, что ни одно государство так не заботилось о своих подданных, как Аламут, никто так близко не подошёл к свободе, равенству и братству, как они. Ничья идеология так не соответствовала прогрессивным нуждам угнетённых классов. Нигде не было столь же некоррумпированной элиты. Если и было что-то, отклоняющееся от идеала, так это вина классовых врагов-феодалов, которые коварно проникли в ряды честных рядовых исма’илитов, подрывая изнутри этот замечательный строй, и мечта продать их иноземным захватчикам. В этом плане и индивидуальный террор представляется прогрессивным явлением, и феда’и плавно переходят в один стан с «Чёрным переделом»… Строева отметила справедливый факт, что за 200 лет громких убийств было немного, не дошло даже до сотни, и все они были сделаны в рамках борьбы против представителей правящего класса.

Для демонстрации общей логики работы. Например: у историка Равенди приведены сведения, что в Исфахане еретики тайно режут по ночам иноверцев, проходящих по улице ремесленного квартала. Да, сообщение весьма сомнительно, и Строева совершенно справедливо критикует его логику, но сам факт вероятности подобных эксцессов, имеющих место и у других суннитских авторов, она практически отсекает весьма любопытной аргументацией. Исма’илиты – борцы за свободу угнетённого класса, следовательно, им невыгодно убивать своих перспективных «соратников по партии», не важно сунниты они или нет. Следовательно – они не убивают их, а если есть такие факты, значит, жертвами неизбежно оказывались классовые враги – феодалы и их прихлебатели.

Под всеми этими наслоениями совершенно непонятно, как же было-таки организовано государство Исма’илитов. Да, автор вытаскивает немало интересных сведений о чеканке монет и их распространении, о торговле и ремесленной деятельности жителей крепостей и городов, однако от этих подробностей образ этого общества не становится яснее. Нужно было строить крепости и коммуникации? Это было дело добровольное, ибо в интересах всех и каждого, значит, эксплуатации быть не могло. Хасан ибн Саббах жил в скромности и бедности? Значит, не было общественной дифференциации, и так далее, и так далее. Строева, привыкшая к другому роду исследований, не слишком последовательно излагает сведения о социально-экономических реалиях, излагая их весьма сумбурно.

Вот чего не отнять у почтенного автора – это абсолютно восхищающую дотошность в изучении фактологической стороны вопроса. После этой книги мы можем очень подробно узнать, как начинал свою деятельность Хасан в Египте, какими методами и где велась исма’илитская пропаганда, как захватывались крепости, в какой последовательности и с кем при этом они взаимодействовали – всё это с именами, датами, перекрестным анализом нарратива - ей-богу, такую дотошность среди историков можно встретить нечасто, сразу видно текстологическую школу питерских арабистов.

Итак, какой же можно подвести итог? Книга «Государство исмаилитов в Иране XI-XIII вв.» неплохо подойдёт для любителей политической истории, а также тех, кто хочет узнать подробности о методах религиозной пропаганды в средние века. В остальном же… Если вы хотите получить сведений об исма’илитском государстве в общем, о его истории и социальном строе, совершенно не обязательно читать эту книгу – ровно тоже самое, по сути, изложено в книге Ильи Петрушевского «Ислам в Иране» (1966) на десятке страниц. Но, нужно всё-таки отдать должное автору за дотошность в своих исследованиях.

…А мы продолжим, пожалуй, поиски в других местах. Наши востоковедческие штудии об Иране пока завершаются, ждите новой встречи на просторах Османской империи.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.