alisterorm

Categories:

Бальфур Дж. П., лорд Кинросс. Взлёт и упадок Османской империи.

Бальфур Джон Патрик. Османская империя. Шесть столетий от возвышения до упадка. XIX-XX вв. Серия:  Memorialis М Центрполиграф 2017г. 639с. Твердый переплет, Обычный  (130х205 мм) формат.  (ISBN: 978-5-227-05262-2 / 9785227052622)

Читая некоторые книги, поневоле задаёшься вопросом, как они вообще написаны? Автор любой книги имеет свой жизненный и культурный опыт, и не свободен до конца от субъективности. Но тут есть тонкий момент: чувствует ли автор её границы, или он абсолютизирует свою модель? Как вообще выстраивается методология исследования, в том числе и исторического?

Представляемая сегодня книга имеет в России большую славу. Это научно-популярное издание, посвящённое истории Османской империи, которое оказалось настолько удачно по своей концепции, что немало турковедов опиралось на неё, чтобы создать свои научпоп-работы, в частности, Юрий Петросян. Она периодически издаётся, имеет стабильный спрос и считается одним из лучших и самых адекватных изложений сложной истории Османской империи. 

Итак, причины?

Автор книги «Ottoman Centuries: The Rise and Fall of the Turkish Empire» (1977) – Джон Патрик Бальфур (1904-1976), потомственный шотландский дворянин, барон Кинросс, который избрал своей профессией востоковедение, всю жизнь посвятив истории Турции. Стоит оговориться сразу: лорд Кинросс – новист, автор многочисленных  журналистских работ и биографий Кемаля Ататюрка (1960, 1965), в основном тяготеющий в своих исследованиях к последним десятилетиям истории Османской империи. Однако в своей итоговой книжке он решил охватить всё, от Бусры до Топкапы, от основания бейлика до юридического образования Турецкой республики. Запихнуть всю историю Турции, все шесть столетий, в ограниченный объём страниц, и пытаться охватить все секреты её взлёта и падения? Помните, сколько томов на это понадобилось Эдварду Гиббону? Сэру Бальфуру потребовалось шесть с лишком сотен страниц.

По стилю изложения это очень похоже на книжки Джона Норвича – практически такой же слог и подача материала, упор на событийную политическую историю, непринуждённые выводы и смелые сравнения и параллели. Как и Норвич, Кинросс – классический позитивист, для него история – это история великих правителей, которые, подобно кормчим, направляют движение государства в обход рифов и мелей истории, которые периодически латают корабль своей страны и выкидывают с него всякий устаревший хлам. С этой точки зрения, с точки зрения позитивистской политической истории, книга очень адекватна и увлекательна, и по своей увлекательности она даже лучше, чем работы Норвича. Читать о деяниях турецких султанов интересно, их истории захватывающи, это настоящая галерея человеческих судеб, трагедий, взлётов и падений. Главное, что окупает наше внимание к книге – хорошо, художественно-журналистский, почти литературно построенный рассказ. Стоит также отметить ту комплиментарность, которую испытывает Кинросс в отношении турок, он действительно увлечён объектом своего описания, он и правда восхищается этими восточными, как ему кажется, деспотами. Такая активная симпатия импонирует читателю.

Однако меня интересует больше концептуальная сторона книги. Взлёт Османской империи Кинросс отдаёт на откуп бурной деятельности первых султанов династии, и здесь уровень похвальбы и восхищения иногда перехлёстывает сверх меры. Безусловно, сложно переоценить влияние династии как военных предводителей, однако сама история становления институтов и аппарата империи куда как сложнее, само развитие государства иной раз противоречило механизму принятия решений. Как в старые добрые времена, история взлёта Османской империи ныне оказывается повествованием о могучих и мудрых правителях… Особенно – приснопамятного Сулеймана Великолепного, которого автор возводит едва ли не в ранг святых. 

Да, лорд Кинросс – имперец, до мозга костей, причём имперец, воспевающий, яко Карамзин, деятельность великих правителей. Взлёт – активная деятельность первый султанов, падение – неэффективное реформирование империи недалёкими последними султанами… Ну, кроме Мурада II. Самое забавное, что лорд Кинросс восхищается Петром I и его реформаторской деятельностью, ставя в его пример каждому не слишком удачливому султану. Причём, из благотворной деятельности Петра барон вспомнил стрелецкую казнь, видимо, как символ разрыва с тормозящим прошлым…Именно этого разрыва с гирями прошлого, как считал Кинросс, с тяжёлым наследием теократической деспотии и не хватало империи. Именно поэтому он прославляет Танзимат, как существенный шаг вперёд в модернизации страны, также, как и реформаторские проекты Абдул-Азиза (1861-1876). 

Из внимания Кинросса, в общем, ускользают многие процессы, происходящие в империи. Он не слишком интересуется социальной и экономической историей, история институтов мелькает в его книге тогда, когда привязана к чьей-либо реформе. Исламский компонент выделяется автором в несколько негативном свете, особенно в позднее время, как фактор, препятствующий модернизации. Совершенно не интересует автора история культуры, этнический же компонент в основном рассматривается в приложении к пантюркистскому движению.

Резюмируя, можно сказать, что относится к этой книге нужно как к увлекательному научно-популярному повествованию. Если вы хотите прочитать что-то более глубокое по истории Турции, лучше взять другие работы… вы же не станете изучать Византию по Норвичу? Оба этих автора выглядят, конечно, глубоко архаично по сравнению с современной историографией, включая английскую, но и такие книги должны существовать. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.