alisterorm

Categories:

Османская империя и страны Восточной и Юго-Восточной Европы в XV-XVI вв.

 Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV-XVI вв. Главные  тенденции политических взаимоотношений. Отв. редактор И.Б. Греков.  Институт славяноведения и балканистики АН СССР.  М. Наука 1984г. 302 с.  Твердый переплет, обычный формат.

Конструкция – вот главный итог какого-либо исследования. Даже без приставки «ре-». Как бы условны и спорны не были выводы, они являются предметом синтеза, который укладывается в определённые смысловые блоки. Всё зависит от глубины проработки материала.

Вот почему не состоялся позитивистский синтез. Хочешь или нет, но основой его была история политики, а в ней исследователи чаще всего улавливали внешние проявления – объявление войны и мира, договоры, союзы, соглашения… Вокруг них конструируется красивый и непротиворечивый фасад единства политики. И в наше время историки, особенно публицистического толка, грешат поисками этого единства и непротиворечивости в принятии решений, поиска единого стержня на протяжении десятилетий, а то и столетий. Видимо, сама мысль о каузальности политики их пугает…

Отчасти по этой причине я решил поговорить о коллективной монографии «Османская империя и страны Восточной и Юго-Восточной Европы в XV-XVI вв.», написанной в 1984 г. Проект достойный внимания, ведь это попытка посмотреть в целом на историю завоевания Балкан и воин в Восточной Европе, и со стороны державы Полумесяца, и венгерских воинов-освободителей, и польских крылатых гусар, и московских засечных черт. Ведь именно фактор присутствия турецких войск и турецкой дипломатии объединял все разрозненные внешнеполитические феномены в этом регионе этого времени, эта угроза витала в воздухе и тогда, когда Леонардо завершал «Тайную вечерю», и когда Мартин Лютер писал свой манифест. Непобедимые, грозные турки…

Выполнила ли эта книжка возложенную задачу?

В коллективной монографии очень многое зависит от редактора, и заложенной структурной тематики. Здесь тематика сразу же определяется теми, кто её делал. Институт славяноведения и балканистики явно даёт понять, что речь будет идти не о Турции, а о её противниках, точнее – стратегических целях, которые в течении этих двух столетий активно отбивались от завоевателей. Редактор, впрочем, не стал загонять исследователей в рамки единства изложения и подачи цельной картины, и повествование, по сути, разбивается на ряд локальных событий, которых объединяет сам факт противостояния.

Авторы монографии пытаются дать широкую панораму влияния активности османов на политику молодых государств. Сама антитурецкая идея изрядно помогла в укреплении власти династий в Венгрии, Польше, Австрии, отчасти – Чехии и Московии, поддержала, в какой то степени, авторитет Папы и императора Heilige Reich, организовавших крестовые походы против новой напасти… что, впрочем, не спасло их от Реформации. 

Было бы интересно отдельно написать о попытке создания своего рода «Евросоюза» вокруг антитурецкой программы, но это освящать не стали… Надеюсь рано или поздно прочитать такое исследование. 

Однако, стоит отметить, что эта книга совсем неплоха для того, кто хочет получить более или менее цельное представление об экспансии турок на Балканах и в Восточной Европе. Вопреки ожиданиям, здесь не так много о завоевании Сербии и долгой, кровопролитной войне в Эпире-Албании, зато огромное место в повествовании занимает Венгрия. Да, противостояние с финноязычной страной в центре Европы занимало особое место в истории турецкой экспансии, поскольку именно Венгрия в течении долгих десятилетий служила своего рода щитом центральной Европы, точнее, по мнению авторов – орудием католического Рима. Экспансия в Венгрии, планомерная, кровавая и полная драматизма, описана в больших подробностях.

Несколько смущает то место, которое отводят исследователи государствам Южного Прикарпатья, Валахии и Молдавии, которые вступали с Портой в сложные и противоречивые отношения, то становясь их вассалами, то стойко противостоя им… особенно в лице самого известного масскульту представителя карпатских народов – Влада Цепеша. Впрочем, по всей видимости, укрепление правого фланга турецкой экспансии и полноценный контроль за нижним течением Дуная действительно требовал от султанов особого внимания к этим княжествам. Их специфическое положение заключается также в том, что они не подвергались такой жёсткой «социальной инженерии», как остальные балканские народы, в силу сложившихся вассальных, а не господских отношений. 

Особое внимание, само собой, уделяется и Крымскому ханству, ставшему плацдармом одновременно против Польши и Московии. В конце XV в. особенно были актуальны набеги крымских татар на рубежи тогда ещё Литвы и Польши, имеющие систематический характер, тогда как с Иваном III поддерживались дипломатические отношения (сразу вспоминается Иван Пересветов). Однако во времена Василия III  и усиления Москвы султаны были заинтересованы в усилении их противостояния с Польшей, чтобы взаимоослабить их влияние на Причерноморье. Это, вкупе со стимулированием противостояния также с усиливающихся Габсбургов, помешало, по мнению авторов, складыванию антиосманской коалиции вокруг Ягеллонов… Но мы-то знаем, что Ян Собесский за всё отомстит.

Впрочем, на этом я прервусь, не хочу вдаваться в подробности – всё это я пытался пересказать для демонстрации общей картины происходящего в Восточной Европе, что само по себе любопытно. С другой же стороны, обзорность каждого очерка уж очень бросается в глаза. Авторы фиксируют внешние проявления политики правителей освещаемых стран, как и положено в старом добром позитивизме. Отсюда возникают утверждения, что султанские власти «ведут гибкую политику» в тех местах, где она попросту противоречива или непродуманна – не все же такие гении, как Мехмед Соколлу, который также был не безупречен, хотя бы в силу обстоятельств. При всей ёмкости описания и толковости обобщения эта «гибкая политика» чрезвычайно режет глаза пытливого читателя. Оправдана ли попытка видеть в политических решениях рациональную систему, или это всё же иллюзия, игра ума, попытка найти логику постфактум? Как всегда в подобных исследованиях, мы лишь частично видим сам механизм принятия решений.

В целом, однако, мы можем видеть весьма любопытный и более или менее цельный взгляд на политику Турции в этом регионе – и на военную экспансию, и, отчасти – на дипломатические игры. Безусловно, авторы физически, да и интеллектуально не могут в этих рамках раскрыть все стороны влияния турецкой экспансии на Восточную Европу, на формирование их династийно-государственных доктрин, на коллективную психологию того времени. 


Поддержка блога: 5469 5600 1512 2324.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.