История - нескончаемый спор (alisterorm) wrote,
История - нескончаемый спор
alisterorm

Category:

Козлова Н. Н. Социально-историческая антропология


Социально-историческая антропология. — М.: Ключ-С, 1999
Предмет исследования и истории, и социологии – люди в конкретной окружающей их реальности. Но если социология изучает больше статичные формы социального, то историки, по природе своей, работают с подвижным и изменяющимся обществом. Таковы специфики предметов, что делать. Вернее сказать, их классических интерпретаций – современному учёному (если он учёный) приходится работать в рамках смешанных подходов. Именно поэтому очень часто история и социология идут по пути познания рука об руку, слишком уж совпадают их интересы. Когда изучаешь различные социальные страты, поневоле задаёшься вопросом: а как люди вообще удерживаются в рамках этих законов? Скажем, варновые законы в Индии абсолютно нерушимы. Квакерские общины и еврейские кибуцы удерживают в своих рамках массы людей. Китайцы способны в едином порыве жить и работать в самых тяжёлых условиях, совместно работая на процветание родины. Даже с точки зрения здравого смысла это довольно странно.
Тут на помощь исследователям приходит Пьер Бурдьё со своей замечательной идеей «социального пространства». Есть конкретный человек в конкретном социальном окружении, в поле влияния определённой страты, которая представляет из себя мощный пласт исторически сложившейся культуры бытия. В рамках этого «поля» человек неизбежно зарабатывает себе «habitus», то, что называется «социальным капиталом». Для каждого общества он свой, и человек старается таким образом реализовать себя, и только жизнь среди определённых правил делает его человеком. Познать это «поле» можно только работая в рамках исторических методологий.
Наталья Козлова (1946-2002), к несчастью, достаточно рано ушедшая из жизни, как раз старалась соединить две исследовательские парадигмы в одно целое. Она вежливо использовала теорию Бурдьё, для того, чтобы выстроить методологию своего исследования. Своему принципу она решила научить и студентов соцфаков России, написав учебник «Социально-историческая антропология», где в сжатой, но максимально увлекательной и интересной форме рассказывала не о застывших структурах, а о конкретных, пусть и несколько «усреднённых» людях. «Идеальных типах», как любят говорить поклонники Вебера.
Отчасти, кстати, Козлова пошла по обратному пути. Она заставила своих учеников вспомнить, что люди – не просто безликие статисты, существующие в рамках социальной реальности. Наоборот – они и есть творцы этой реальности, так как она не покидает пределы их голов. Наталья Никитична пишет о многих социальных стратах – крестьянах, буржуа, интеллигенции, но более всего её занимает феномен советского человека. На этом примере, утверждает Козлова, наглядно видно, как человек творит собственную реальность, опираясь и на полуосознанный habitus, и на собственный опыт, часто отягощенный предрассудками и банальным невежеством. Именно сам человек, в рамках своей социальной реальности, сконструировал уникальное явление, например, феномен «советского человека», и он же его безжалостно уничтожил, когда habitus оказался ложным.
Мысль удачная, человек – активный субъект социогенезиса, пусть даже и неосознанного. Подчиняются ли подобные явления каким-то закономерностям? А вот это – вопрос открытый. Не стоит преувеличивать значение отдельного человека. Преломление и изменение социального происходит в конкретном времени, при конкретных условиях и в конкретном окружении. То есть – социология – это история, а история, как ничто иное, является главным спутником социологии в познании человеческого общества.
Безусловно, работа Козловой – интереснейшая для читателя вещь, и очень трудно воспринимать эту книгу как учебник, хотя она имеет положенный учебнику аппарат. Однако написан он легко и приятно, как хорошая обобщающая работа. Я не социолог, поэтому конкретных претензий к этой книге (за исключением некоторых мелочей) у меня нет. Хотя, конечно, авторские очерки грешат определённой поверхностностью – нельзя охватить сразу такой сложный материал. Лучший раздел – тот, на котором специализировалась Козлова – советский человек – может заинтересовать многих, и достаточно хорошо проработан.
Поэтому – не нужно обращать внимание на маркер «учебник». Под строгой обложкой скрывается увлекательное и вдумчивое повествование о том, почему людям из разных времён и страт тяжело понять друг друга.
Tags: Историческая антропология, История России, Психология, Социальная история, Социология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments