История - нескончаемый спор (alisterorm) wrote,
История - нескончаемый спор
alisterorm

Category:

Заборов М. А. Введение в историографию крестовых походов


Заборов М.А. Введение в историографию крестовых походов (латинская хронография ХI - ХIII веков). М. Наука. ГРВЛ. 1966г. 382с. Твердый переплет, Увеличенный формат.
Когда исследователи, да и люди творчества тоже, обращаются к мрачной и жестокой эпохе Средневековья, к её военной истории, то неизбежно перед ними встаёт эскапада Крестовых походов. И действительно, сложно себе представить, сколько сил и ресурсов было вложено, мягко говоря, небогатым христианским миром в тяжелейшие дальние походы на Ближний Восток, на двухсотлетнюю войну на рубежах мусульманского мира. И та, и другая сторона оставили после себя массу интересных свидетельств, документов об этих, прямо скажем, из ряду вон выходящих кампаниях. Множество авторов, из разных стран, разных языков и сословий, столкнулись с иной культурой, описывали её, и, тем самым, познавали и себя. Впрочем, самые знаменитые хроники, описывающие сами крестовые походы, несли в себе следы боевого угара и самопропаганды, когда люди меча и креста убеждали себя, что все эти жуткие дела, которые они творили, были во славу Божью.
В 1960-х Михаил Заборов (1920-1987) был уже вполне себе маститым специалистом по политической истории средневековой Европы, «застолбив» место в качестве ведущего знатока по Крестовым походам. Автор являлся сугубым марксистом, однако работы его несли, по большей части, позитивистский характер, описательный. Автор неплохо разбирался в политической кухне европейских дворов, поэтому больший акцент делал на взаимоотношениях крестоносцев друг с другом, а также рассматривал нелёгкие отношения между аристократией и духовенством, и этих двух страт – с «пауперами». В этот самый момент он решает защитить диссертацию по историографии крестовых походов (тема для академической карьеры вполне выгодная, надо понимать), однако требовалось нечто вроде предисловия, введения в основную часть.
Как это иногда бывает у увлекающихся натур, введение разрослось до полноценной книжки в четыре сотни страниц. Дело в том, что Заборов решил рассмотреть первооснову работ историков – латинские источники, посмотреть, что в них есть, а чего в них нет. Комплексный анализ наиболее известных хроник крестовых походов позволил бы выявить общее и особенное, показать развитие исторической концепции крестовых походов, складывающейся в головах хронистов.
Чем ценная сия книжка? Автору удалось показать, как менялось с течением времени понимание крестовых походов, как постепенно уходили из оборота абстрактные богословские пропагандистские сентенции и провиденцианалистское восприятие, как им на смену приходит светское, практическое мышление трезвых людей, понимающих, что далеко не всё можно объяснить словами церковников. Заборов подошёл к материалу проблемно, и сгруппировал его по ряду вопросов, например, отношение хронистов к чудесам, описание предводителей, или более глобальным историософским концепциям авторов. Это, безусловно, большие достижения работы… но!
Автор всё-таки оперирует со сложнейшими источниками, каждый из которых имеет свою собственную историческую значимость. Рассмотрение их в единой плоскости, конечно, возможно и необходимо, но при строгом учёте особенностей авторов. Многое заборов объясняет классовой принадлежностью, что имеет, конечно, смысл, но только на первый взгляд. Например, нельзя ставить в один ряд церковного скептика Гвиберта Ножанского и, скажем, Одо Дейльского. Впрочем, перекрестный анализ у Заборова оказался солидный, и приводимые им ценные параллели и обобщения имеют право на существование.
Но всё заслоняет несколько маниакальное стремление Заборова доказать, что авторы хроник лукавят, а крестоносцы – извините, сволочи. Понятное дело, что хронисты частенько вставляли в текст пропагандистские сентенции, однако автор уж слишком яро разоблачает уже разоблачённое, тем паче, что и сам материал, который он собрал, показывает реальное отношение летописцев к тем, кто шёл отвоёвывать Гроб Господен. Для чего это делается? Заборову очень хочется доказать факт наличия острых классовых противоречий в крестоносном войске, и неутихающей антифеодальной и антиклерикальной борьбе. Однако опять же, сам материал источников подчёркивает всю сложность взаимоотношений аристократии и простого люда, которые не сводятся к однозначному противостоянию, как это пытается представить автор. Достаточно странно слышать о хрупкости и поверхностности религиозности участников походов: недоверие к клерикальной пропаганде имела свою специфику, но вряд ли здесь можно говорить о торжестве рационализма, едва ли не атеизме: не та эпоха, не то время…
Вердикт: седая классика отечественной медиевистики, одна из весьма солидных аналитических источниковедческих работ, со своими неоспоримыми достоинствами и недостатками. Здесь много интересных параллелей и выводов, но общая размытость изначальной концепции не позволяет автору чётко структурировать свою проблему, и сформулировать конечные задачи. В итоге одни вопросы слишком выставлены вперёд, иные остаются в тени, либо вовсе не нашли упоминания в работе.
Так что книга Заборова, конечно, ценна и интересна любому, кто интересуется историей крестовых походов. Но, на ниве источниковедческого анализа медиевисты уже ушли изрядно вперёд… Почитайте хотя бы Светлану Лучицкую.
Tags: Источниковедение, Крестовые походы, Марксизм, Медиевистика, Позитивизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments