Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Кан А. История Скандинавских стран (1971).

Кан А.С. История Скандинавских стран (Дания, Норвегия, Швеция).  -М.: Высшая школа 1971г. 328 с. Твердый переплет, Обычный формат.

(Кратко)

Существенная проблема «страноведческих» монографий заключается в том, что они, по факту, изолируют поле исследования в рамках определённого региона. Поэтому «проблемный» подход кажется более адекватным, однако не стоит забывать, что «история страны» тоже имеет право на существование. И дело даже не в том, что можно изучать историю династии определённой страны, или её институтов – страна может быть носителем определённого социо-культурного комплекса, который и позволяет рассматривать её несколько наособицу, противопоставляя соседним регионам не только в силу политических границ. 

Находящаяся несколько в стороне от бурных процессов в Европе, Скандинавия стоит немного особняком, и её государства, слабо отразившие наследие Римской империи, имеют глубокую специфику, не менее выразительную чем, скажем, в России. Даже Дания, казалось бы, близкая соседней Германии, несёт на себе куда более глубокий отпечаток нордической архаики, и её культура ближе норвежской и шведской, чем какая-либо другая. Каждая их этих стран – Норвегия на узкой полоске вдоль океана, Швеция в глубине северобалтийских лесов, Дания на своём болотистом полуострове и Исландия, обдуваемая арктическими ветрами, имеет свою собственную историю, неся на себе отпечаток некоторой отстранённости от Западной Европы, хотя им с ней и по пути.

Collapse )

Ясперс К. Смысл и назначение истории (1931, 1948, 1949).

Ясперс Карл. Смысл и назначение истории. Серия: Мыслители XX  века. М., Политиздат.  1991 г. 527 с. Твердый переплет. Суперобложка.  Формат 60x90/16. /,   (ISBN: 5-250-02454-8 / 5250024548)

…Последний, наверное, из историософских нарративов, которые были на слуху во времена моей учёбы, и который я прочитал лишь сейчас.

Студент, пришедший на истфак в поисках понимания истории, едва ли не сразу кидается на большие толстые книжки с броскими названиями и большим историографическим авторитетом. К примеру, одно время был в моде Макс Вебер, сейчас студенты взахлёб листают Маркса и «новых левых», в моё время на слуху были Шпенглер, Тойнби, Данилевский и… Карл Ясперс.

Первых троих, как и многие мои коллеги, я прочитал ещё в студенчестве, испытывая чувство лёгкой обиды и досады: с непривычки я потратил на них массу сил и времени, и не нашёл того, чего искал. Ясперс остался в стороне, хотя идея «осевого времени», эпохи расцвета философии и культуры в VI в. д.н.э. всё равно частенько попадала в поле зрения.

Собственно, из-за «осевого времени» я и брал в руки его книгу, пытаясь разобраться в том, что же изволил «в подлиннике» написать певец немецкого экзистенциализма.  К моему удивлению, интересующая меня тема занимала ровно 3 (три) страницы из томика толщиной более полутысячи, а книга была, оказывается, совсем о другом… Это философия существования человека, единения с Богом, поиска единства с миром «urbi et orbi»…

Collapse )

История Индии (1979).

Антонова К. А. Бонгард - Левин Г. М. Котовский Г.Г. История Индии. Издание второе, исправленное и дополненное. М. Мысль 1979г. 607 с. Твердый переплет, обычный формат.

Является ли Индия мифом?

Странный вопрос, на первый взгляд. Индия как общность существует уже не один век, мы имеем представление о её культуре и истории, она нам кажется давней знакомой. Конечно, в прямом смысле этого слова Индия – не миф, однако является ли она единой страной? Не можем ли мы сказать, что это своего рода ориенталистский конструкт, созданный другими цивилизациями, приходящими в пределы Южной Азии, в немалой степени – Англии? Пожалуй, даже нынешние попытки индийского правительства построить «скрепы» на древнем «единстве» цивилизации явно являются продолжением ориентализма, В самом деле, ведь для индуса древности и средневековья куда важнее была принадлежность к джати и к конкретной территориальной группе, он и не должен был ощущать своего единства с так называемой «нацией», поелику таковой в Индии отродясь не было. Каждый регион отличается изрядной языковой и этнической пестротой, разница в культурных паттернах даже между соседними деревнями может быть колоссальна. 

Collapse )

Споры о главном. Дискуссии о настоящем и будущем исторической науки вокруг школы «Анналов» (1993).

Споры о главном. Дискуссии о настоящем и будущем исторической науки вокруг французской школы Анналов  М. Наука 1993г. 208 с. обложка, увеличенный формат.

Можно сколько угодно говорить о том «какую страну мы потеряли…», и делится сладкими рассказами о счастливом детстве, но одного не отнять – в конце 1980-х и в 90-е гуманитарная наука пережила настоящий сдвиг. От псевдопатриотических окологосударственных деятелей с экранов телевидения можно нынче слышать пренебрежительные отзывы о науке того времени, как о бесплодной, лишенной строгого, но справедливого пригляда Начальства. Но, положа руку на сердце – сколько по настоящему оригинальных и интересных работ появилось в это непростое для всей страны время! Сколько необычных подходов вводилось, сколько тем раскрывалось с разных, оригинальных ракурсов, сколько было необычных и ярких проектов? Сейчас мне и самому, чувствуя за спиной «агрессивное безразличие» многих представителей современной науки и, тем более, университетского «бомонда», сложно осознавать то желание сказать Слово, желание работать и развивать интеллектуальную культуру своей страны, ныне во многом опошленное, осмеянное и позабытое.

Collapse )

Современная историография Великобритании (1991).

Согрин В. Зверева Г. Репина Л. Современная историография Великобритании.  М Наука 1991г. 232с Твердый переплет, Чуть увеличенный формат.

(Снова краткая заметка, скорее даже размышление).

В конце 1980-х, когда шло повальное наступление новых подходов в гуманитарных науках и шло всеобщее оживление дискурсивного поля, старая историография оказалась в глубокой растерянности. Я имею в виду именно официальную марксистскую историографию, ствол которой уже был существенно подрублен топором новой критики, и, не в последнюю очередь – пришествием работ «западной историографии».

Collapse )

Азимджанова С. Государство Бабура в Кабуле и Индии.

(Кратко)

Здесь рассказ пойдёт, конечно, отчасти о книге, но отчасти и о её герое, судьба которого оригинальна в своей причудливости. Потомок двух великих родов, Чингисхана и Тимура (Тамерлан, вопреки живучей досужей болтовне, не был Чингизидом), Захир-ад-Дин Мухаммад Бабур потерял свою родину, и не смог вернуться на неё. Могущественный владыка, император, победоносный полководец, завоеватель, больше всего на свете хотел вернуться в родной дом, но эту мечту жизни один из самых могущественных людей своего времени не смог выполнить. 

Жизнь – причудливая штука.

Сложно сказать на самом деле, что же стало главной причиной исхода правителя из родной Ферганской долины на юг, в горы Афганистана, поскольку ситуация в Мавераннахре того времени, на рубеже XV и XVI вв. была очень неспокойная, но главной внешней силой стали кочевые орды узбеков Шейбани-хана. В двадцатилетнем возрасте падишах был вынужден осесть на окраине царства своих предков, в самой высокогорной столице мира, в Кабуле, краю до конца не покорённых горцев. Его мечты, сама судьба, даже законы литературного жанра шептали о том, что он, потомок двух великих родов, возродит империю Тимура, вернёт улусу Чагатая былое величие, осенив своей властью Андижан, Ташкент, Бухару, престольный древний Самарканд. Увы.

Collapse )

Мейлах М. Язык трубадуров.

Мейлах М.Б. Язык трубадуров.  М. Наука, главная редакция восточной литературы 1975г. 240 с. Мягкий переплет, обычный формат.

L'autrier jost' una sebissa
Trobei pastora mestissa,
De joi e de sen massissa,
Si cum filla de vilana,
Cap' e gonel' e pelissa
Vest e camiza treslissa
Sotlars e causas de lana.
 

Ves lieis vinc per la planissa.
Toza, fi·m ieu, res faitissa,
Dol ai car lo freitz vos fissa.
--Seigner, so·m dis la vilana,
Merce Dieu e ma noirissa,
Pauc m'o pretz si·l vens m'erissa,
Qu'alegreta sui e sana.
 

--Toza, fi·m ieu, cauza pia,
Destors me sui de la via
Per far a vos compaignia!
Quar aitals toza vilana
No deu ses pareill paria
Pastorgar tanta bestia
En aital terra, soldana.
 

--Don, fetz ela, qui que·m sia,
Ben conosc sen e folia!
La vostra pareillaria,
Seigner, so·m dis la vilana,
Lai on se tang si s'estia,
Que tals la cuid' en bailia
Tener, no·n a mas l'ufana.
 

--Toza de gentil afaire,
Cavaliers fon vostre paire
Que·us engenret en la maire,
Car fon corteza vilana.
Con plus vos gart, m'etz belaire,
E per vostre joi m'esclaire,
Si·m fossetz un pauc humana
 

--Don, tot mon ling e mon aire
Vei revertir e retraire
Al vezoig et a l'araire,
Seigner, so·m dis la vilana!
Mas tals se fai cavalgaire
C'atrestal deuria faire
Los seis jorns de la setmana.
 

--Toza, fi·m ieu, gentils fada,
Vos adastret, quam fos nada,
D'una beutat esmerada
Sobre tot' autra vilana!
E seria·us ben doblada,
Si·m vezi' una vegada,
Sobira e vos sotrana.
 

Collapse )

Османская империя и страны Восточной и Юго-Восточной Европы в XV-XVI вв.

 Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV-XVI вв. Главные  тенденции политических взаимоотношений. Отв. редактор И.Б. Греков.  Институт славяноведения и балканистики АН СССР.  М. Наука 1984г. 302 с.  Твердый переплет, обычный формат.

Конструкция – вот главный итог какого-либо исследования. Даже без приставки «ре-». Как бы условны и спорны не были выводы, они являются предметом синтеза, который укладывается в определённые смысловые блоки. Всё зависит от глубины проработки материала.

Вот почему не состоялся позитивистский синтез. Хочешь или нет, но основой его была история политики, а в ней исследователи чаще всего улавливали внешние проявления – объявление войны и мира, договоры, союзы, соглашения… Вокруг них конструируется красивый и непротиворечивый фасад единства политики. И в наше время историки, особенно публицистического толка, грешат поисками этого единства и непротиворечивости в принятии решений, поиска единого стержня на протяжении десятилетий, а то и столетий. Видимо, сама мысль о каузальности политики их пугает…

Collapse )

Ле Гофф Ж. Стоит ли резать историю на куски?

Ле Гофф Жак. Стоит ли резать историю на куски?  СПб. Евразия 2018г. 188 с. Твердый переплет, стандартный формат.

Просвещение, конечно, великая эпоха, многое давшая человечеству, но его предрассудки часто довлеют над нашим восприятием истории. Ну, конечно же, даже те, кто знаком с историей поверхностно, знают что такое «чёрная легенда» и «золотая легенда» о Средневековье. В первом случае всё тысячелетие, последовавшее за разорением Рима Аларихом (или отречением Ромула Августула – кому как больше нравится) и до становления Ренессансного гуманизма и манифеста Мартина Лютера представляется эпохой религиозного мракобесия и разгула жестокости. Второй уклон повествует нам о яркой и романтичной эпохе рыцарства, чести и куртуазности, весёлых трудолюбивых крестьянах и ремесленниках, благородных, как Ричард Львиное Сердце, монархах… в противовес современному миру чистогана. Оба этих представления ярко выражены в масскульте.

Collapse )

Майоров Г. Формирование средневековой философии.

Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии. Латинская патристика.  М., Мысль, 1979г. 431 с. Твердый изд. переплет, формат: 21 х 12,5 см.

Пришествие христианства навсегда изменило мир, и его воздействие на умы оказалось воистину колоссальным. Наверное, нет уже такой культуры, которая не испытала бы его влияния, нет страны, в которой не было бы хотя бы маленькой общины христиан. Стройное, во многом универсальное, подходящее и для призывов к миру, и, к сожалению, для воззваний к войне, христианство стало глобальным культурным феноменом, для многих - воплощением вселенской Истины. Христианство – это безусловная часть сознания каждого европейца, в том числе и русского человека, невозможно отрицать, что каждый из нас так или иначе является плодом христианской культуры. Я тоже являюсь, быть может, в недостаточной степени, верующим человеком, и, несмотря на свои экуменические воззрения и отрицание спекуляций на основе веры, осознаю, что христианство мне культурно ближе любой другой конфессии. 

И философия – безусловно, европейская философия является во многом наследием христианства, с тем же основанием его можно назвать одним из столпов западной мысли, наравне с изящной колонной греческой мысли, от досократиков до неоплатоников. По сути всё, что создано в Средневековье, является христианской философией, поскольку чаще всего именно представители церкви были носителями знаний прошлого, и чаще всего обращались к вопросам Бытия. Безусловно, мы многим обязаны тем, кто в лоне церкви сохранил и приумножил наследие прошлого, тем, кто, пытаясь объяснить мир, углублялся в эфемерные, казалось бы, материи.

Collapse )