Tags: Социальная история

Бурдьё П. Социология социального пространства (2005).

Бурдье Пьер. Социология социального пространства .  Серия:Gallicinium. Пер. с французского Н.А. Шматко СПб.: Алетейя, 2017г. 288с. Твердый переплет, чуть увеличенный формат.

Каждый учёный-гуманитарий вынужден опираться на определенные условности и конструкты, даже если он подрывает, в конечном счёте, их базовые основы. Однако в тот момент, когда он начинает своё плодотворный (иногда) путь, он, для сохранения собственного душевного спокойствия, должен опираться на ряд понятий и идей, которые позже обязан будет отрефлексировать. Особенно это важно для социальной истории в больших масштабах, когда терминологическая и идейная путаница в трудах учёных порой приводит к ряду странных выводов.

И тут Пьер Бурдьё (1930-2001) стоит особняком. Его система подразумевает в качестве базы не конструкт а рефлексию.

Неясно? Стоит пояснить.

Молодой Пьер из крестьянской семьи Бурдьё начинал как философ, в студенческие годы штудируя труды феноменологов и французских левых, обращаясь у трудам столь же юного Маркса-гегельянца, быстро встал на позиции критики современного мирового порядка. Попав в опалу, молодой аспирант был отправлен рядовым в Алжир в разгар войны 1950-х, и получил там незабываемый опыт полевых исследований иной культуры, ударился в этнологию (регион северного Алжира Кабилия на всю жизнь остался его любимым примером) с уклоном в структурализм Леви-Стросса, а позже пришёл в социологию, где для него и началось самое любопытное и интересное.

Collapse )

Алаев Л. Средневековая Индия.

Алаев Л.Б. Средневековая Индия. История: политическая, социальная, экономическая, культурная. 3-е издание. М. Ленанд. 2019г. 280 с. твердый переплет, обычный формат.


Согласно известной точке зрения ряда историософов, каждая культура имеет свой тайный язык, скрытую картину мира, которую можно познать лишь изнутри. Безусловно, фиксирование внешних, что называется, «физиогномических» особенностей «Другого» мало что даёт нам, поэтому глубокое и всестороннее изучение иных цивилизаций, в частности, цивилизаций Востока, требует погружение в контекст чужого общества, и перед нами не только стоит задача изучения, но и понимания. 

Индия… Её культура всегда у нас была популярна. Болливудские фильмы частенько крутились в советских кинотеатрах, на улицах периодически можно увидеть кришнаитских проповедников, распространяющих «Бхагават-гиту», из псевдоисторических спекуляций наиболее популярна идея близости русского языка и санскрита. В нашей науке до сих пор, несмотря ни на что, есть традиция изучения древнеиндийских памятников, за последние 30 лет продолжают выходить работы по санскритской, палийской и тамильской литературе, осуществляются переводы текстов, не за горами наконец-то полное издание многотомной «Махабхараты». 

Collapse )

Гребер Д. Долг: первые 5000 лет истории.

Гребер Д. Долг: Первые 5000 лет истории.  М. Музей «Гараж», Ад Маргинем Пресс 2016г. 616 с. твердый+суперобложка, увеличенный формат.

Недавно вскользь залез в Шпенглера, в странное, но весьма занятное сочинение о конце Европы, и заметил интересное, скорее всего, интуитивное прозрение автора. Идею антиномии «судьбы» и «казуса», общего хода господствующей тенденции и усилиям конкретных людей, или вообще отдельного индивида, быть может, отдельного феномена. Мысль не новая, и уже не раз и не два обсуждалась в литературе – начиная от идей «теории модернизации» и структурализма до синергетики и «теории хаоса». Эти слова мне запали в сознание, и не уходили в течении всего того времени, больше двух месяцев прочтения книги «Debt», которую написал Дэвид Гребер, претендующий на то, чтобы объяснить махом проблемы современности. Так уж вышло, что «судьба» привела нас к тому миру, в котором мы все с вами живём, но никто не отменял и ценность «казуса», индивидуального высказывания, которое является, в данном случае, орудием целого движения…

Collapse )

Тешке Б. Миф о 1648 годе.

Тешке Бенно. Миф о 1648 годе: класс, геополитика и создание современных международных отношений. Пер. с англ. Д.Кралечкина. М.  2011 г. 416 с. Твердый переплет, обычный формат.

Поскольку речь у нас идёт о международных отношениях, оговоримся сразу: Тешке позиционирует свою книгу в качестве политологической, и рассматривает концепт взаимоотношений между элитами национальных государств. Однако, по факту, книга выходит за рамки заявленной темы, и мне приходится обсуждать также теории управления и социальной стратификации, поскольку автор неоднократно к этим темам обращается.

В чём суть? По итогам Тридцатилетней войны, в 1648 году в Вестфале (Оснабрюке и Мюнстере) был заключён мирный договор который действительно имеет интересные особенности. Самой важной чертой его было то, что он регулировал религиозную политику национальных бюрократий на подотчётных им территориях, гарантируя свободу вероисповедания для поданных, с сохранением гражданских и политических прав. Кроме того, он переформатировал отношения внутри Romische Heilige Reich и выделял права княжеств как политических субъектов, при условии сохранения лояльности императору и рейхстагу. Все остальные положения имеют более частный характер, эти же части договора действительно имели большое значение для своего времени. 

Collapse )

История Османского государства, общества и цивилизации. В 2-х тт.

История Османского государства, общества и цивилизации. Тома 1, 2. Под  редакцией Экмеледдина Ихсаноглу. Перевод В.Б.Феоновой под редакцией  М.С.Мейера. М. Восточная литература. 2006 г. XXXII+604 с., 126 илл., 8  карт + XXII+590 с., 238 илл., планы, твердый переплет, в суперобложках,  увеличенный формат.

Глядя на заглавие сего весьма солидного по объёму двухтомника, поневоле испытываешь робость. Ну как даже в такой объём впихнуть настолько такой большой материал, касающийся и государства, и общества, и культуры? Особенно такой сложной страны, как Турция? В России на родном материале схожей смелостью обладают только Борис Акунин, да недавно почивший Андрей Сахаров, со всеми вытекающими из этой смелости последствиями.

Collapse )

Прошлое – крупным планом.

Прошлое-крупным планом: современные исследования по  микроистории : [Сборник] / Европ. ун-т в Санкт-Петербурге, Ин-т истории  им. Макса Планка (Геттинген); Под ред. М. Крома и др. - СПб. : Европ.  ун-т : Алетейя, 2003. - 267 с.; 21 см. - (Современные направления в  исторической науке: серия переводов).; ISBN 5893296168

В истории принято изучать состояние того или иного явления. Чтобы изучать это состояние, нужно понять, каким образом оно возникло, какие изменение претерпело в ходе своего существования, и каким образом завершилось, то есть перешло в другое состояние. Предмет науки – диахроническая линия перемен в обществе.

Можно, конечно, изучать длительные периоды, процессы в движении на протяжении столетий. Так, например, делал Бродель в своих исследованиях банковских систем и рынков Нового времени. Тоже самое творил Филипп Арьес в своих новаторских исследованиях о детстве и смерти. Да и Марк Блок, например, также обозревал феодальное общество с высшей точки птичьего полёта.

Collapse )

Яркова И. Эволюция общинной теории в отечественной медиевистике последней ¼ XIX – XX вв.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата  исторических наук. Специальность: 07.00.09. — Место защиты: Тюменский  государственный университет. — Тобольск: Тобольская государственная  социально-педагогическая академия им. Д.И. Менделеева, 2012. — 278 с.


Из всего многообразия человеческих отношений главную роль играет социальная коммуникация, как средство объединения определённой популяции (уж простите за это слово, но оно абсолютно верное) в союз для какой-либо необходимости. Что делать, так и образуется общество, когда люди должны действовать совместно в своей необходимости выживать. В нынешнем мире коммуникация буквально на каждом шагу, и мало кто из людей в состоянии окончательно абстрагироваться от общества, от окружающих людей. В нашей стране, конечно, за последние десятилетия способность к объединению и договору была подвергнута сильной эрозии, до такой степени, что само представление о том, что люди могут вести какую-либо деятельность без поддержки внешней объединяющей силы (при этом не задумываясь, откуда взялась и как работает эта сила?). 

Collapse )

Восленский М. Номенклатура.

Восленский М. С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза.  М.: Советская Россия, 1991г. 624 с. Твердый переплет, Обычный формат.

(Все рассуждения автора эссе-рецензии имеют гипотетический характер, и не претендуют на абсолютную истину).

Чтобы понять современную Россию, мы должны непрестанно изучать прошлое, особенно то, которое цепкими канатами соединяет его с настоящим. Для познания собственной страны необходимо выработать историческую память, выхолащивать навязанную мифологию, отказываться от самообманов, всегда стоящих очень дорого для любого общества. К несчастью, сейчас историческая мифология в нашей стране объявлена нормой, и провозглашена на официальном уровне. Мифология «государственничества», преклонение перед Начальством заменило и патриотизм, и любовь к Родине, она приводит к отказу от самосознания нации как общества, как самодостаточного организма. 

Страна восстановила авторитарный режим, точнее, его жалкое подобие, скреплённое не столько силой карательных органов, сколько наглостью и лживостью правящих. Те, кто по Конституции являются лишь наёмными управленцами, ведут себя как хозяева земли Русской, её безраздельные владыки. Самое смешное, они имеют для этого все основания

Откуда всё это? 

Collapse )

Трубачёв О. Этногенез и культура древнейших славян.

Что же объединяет такие разные народы, как лужичский, чешский, боснийский, болгарский, русский? Абсолютно разные культуры, совершенно инаковые судьбы, своеобычный курс груз истории… И тем не менее, ощущается некое единство.

Язык. Славянские языки, неповторимые, текучие, хлёсткие и выразительные, каждый по разному, но остающиеся узнаваемыми друг для друга. Можно много рассуждать об общности прошлого, о метафизических связях, о генетическом родстве, и прочем эфемерном бреде, но всё одно в сухом остатке от подобных рассуждений останется фактор языка, который тянется своими корнями из далёкого прошлого. Но вот насколько эти корни глубоки?

К несчастью, тема поиска культурных и языковых корней славян очень сильно искажена и попорчена национальным шовинизмом, не важно, каким – русским, украинским, польским, сербским. Удревнение истории народа и вульгаризация его наследия стали бичом для историков, поскольку радужные и благоглупые мифы о славяноариях, подаривших миру все до единого значительные изобретения человеческого разума. Поэтому вполне оправдана и объяснима настороженность в отношении одиозных и смелых концепций древности того или иного народа – слишком уж они искажаются в болезненном сознании псевдопатриотической общественности. Однако не стоит возводить подобную настороженность в абсолют, и спокойно принимать нормально аргументированные и концептуальные работы об этногенезе славян, тем паче, что эта тема очень и очень сложна. 

Collapse )

Джонсон А., Эрл Т. Эволюция человеческих обществ.

Джонсон Аллен, Эрл Тимоти. Эволюция человеческих обществ. От добывающей общины к аграрному государству  М. Издательство Института Гайдара 2017г. 552 с. Твердый, суперобложка,   (ISBN: 978-5-93255-501-9 / 9785932555019) 

Вряд ли стоит сомневаться, что общество развивается и усложняется, переживает спады и падения, несомненный прогресс может сменится регрессом. Из первобытного стада палеолитических мастеровых нам удалось дорасти до организованных многоступенчатых структур, начиная от низовых кооперативов и заканчивая сложно устроенными социальными государствами, находящихся на стыке интересов различных групп. Это был тяжёлый, непростой и полный препятствий путь, который с лёгкостью может обернуться вспять…

Пожалуй, давно интерес историков нужно немного сместить с вопроса о развитии государственных структур, и говорить в целом об обществе, ведь государство – это ещё не весь социум. Во первых, большую часть своей истории человечество пребывало вне государственных отношений, их возникновение происходило в рамках развитого общества; и во вторых, под верхней плёночкой государства часто скрывался мир, который жил своей жизнью, мир низовых объединений и индивидуальных связей, вполне самодостаточных. 

Collapse )